Проблема врачебных ошибок и их классификация.

Практически во всех гражданских делах по врачебным ошибкам ответчиком выступает не врач, а непосредственно медицинское учреждение, в котором он работает. Гражданская ответственность основывается на нормах нескольких статей кодекса и в первую очередь носит материальный характер.

Основы биоэтики

Врач не только имеет право на свободу, он «обречен» на свободу действий. Проявляется это, в частности, в праве на риск, который присутствует в деятельности врача практически постоянно. Обусловлено это тем, что природа заболевания по своему содержанию всегда богаче знаний медицины о ней. Врачебный риск это необходимость принятия решения и совершения осознанного ответственного выбора в экстремальных лечебных ситуациях.

Риск может быть:

оперативным — связанным с профессиональными навыками и опытностью либо неопытностью врача (в этом случае он отражает уровень знаний и возможностей медицины);

этическим, отражающим область межличностных отношений врача с больными, с их близкими, самооценку врачом своих возможностей и способностей;

рассчитанным — в случае, когда методы диагностического или лечебного воздействия тщательно проанализированы и врач выбирает тот метод, который связан с меньшим риском и большей эффективностью медицинского вмешательства.

«Этический риск» сводится к минимуму, если пациент предельно объективно информирован о действительном и возможном риске операции для его жизни и если сокращен до минимума «оперативный риск», т. е. операции такого рода проводятся на уровне высших достижений клинической медицины. Понятие риска близко, но не тождественно понятию «опасность», которое характеризует объективную жизненную ситуацию саму по себе; понятие риска отражает субъективное отношение врача к опасной жизненной ситуации.

Оценка риска в клинической практике и отношение к нему врача – важнейший аспект проблемы морального выбора в современной медицине. В случаях, когда психическое, соматическое или возрастное состояние пациента не позволяет врачу собрать более полную информацию о причинах, обстоятельствах заболевания, отягощенности организма пациента наследственностью, действия врача могут принимать «произвольный», случайный характер, и возможность риска увеличивается. Поэтому выбор оптимальных решений в клинической медицине все больше требует учета, оценки степени риска, сопровождающего применение современных методов врачевания. Традиционно проблема риска наиболее тесно связана с хирургией: «оперативный риск», который, к сожалению, сопровождается определенным процентом смертности, существует при любой хирургической операции. Сегодня имеется тенденция распространения хирургических методов лечения на многие разновидности патологии, которые раньше считались терапевтическими. Такая тенденция, связанная с одновременным возрастанием риска при операциях, даже получила название хирургической агрессии. И теперь нежелательный риск, сопровождавший раньше в основном хирургическое вмешательство, имеется и в терапевтических областях, представители которых еще не привыкли к соответствующей бдительности. Так, большую тревогу вызывает рост осложнений медикаментозного лечения – ятрогений [113]. Новые вопросы возникают и в связи с высоким риском некоторых современных диагностических методик исследования. Поэтому, отступая в некоторых случаях от буквы заповеди «не навреди», биоэтика подтверждает значение ее духа и противостоит повышенной рискованности методов врачевания на современном этапе. Как конкретно-деонтологическое указание норма «не навреди» «санкционирует» риск диагностического или лечебного воздействия только в том случае, когда он хорошо рассчитан – «рассчитанный риск», и врач выбирает тот из двух конкурирующих методов, который связан с меньшим риском, или вообще отказывается от вмешательства. Что касается таких «агрессивных» методов лечения, как применение иммунодепрессантов в трансплантологии, химиотерапии и лучевой терапии в онкологии, тетурама в наркологии, то с этической точки зрения риск от их последствий не является неожиданным и поэтому тоже может считаться «рассчитанным».

Проблема риска тесно связана с проблемой новаторства в медицине, когда риск особенно трудно рассчитать. Дерзание, предпочтение большего риска во имя большего блага – без этого не может быть научного творчества и прогресса. Однако врачу-новатору каждый его смелый шаг, связанный с первым применением принципиально нового средства лечения, дается нелегко и сопровождается мучительными раздумьями в таких ситуациях, которые никто не может облегчить или взять на себя. Это подлинное моральное одиночество. Драматизм, присущий врачеванию, достигает здесь своего апогея. Не случайно после неудачи одной из новаторских операций и смерти пациентки на операционном столе герой повести известного хирурга Н. М. Амосова говорит себе: «В последний раз, больше не буду. Пусть умирают без меня».

Вместе с тем право врача на риск часто порождает так называемые врачебные ошибки и ставит вопрос о праве на ошибку и степени ответственности за нее. В биоэтике определение врачебной ошибки и моральной ответственности врача имеет ряд подходов:

• причина врачебной ошибки может заключаться в необычайной сложности объекта, с которым имеют дело медики или же в резко возросшей активности современных методов лечения и диагностики, а также в прогрессирующей специализации медицины, поэтому врачебная ошибка не всегда зависит от личности врача;

READ
Аренда помещения на двоих

• необходимо четко дифференцировать незнание и невежество: невежество врача должно вести к его дисквалификации, незнание может быть результатом добросовестного заблуждения;

• причинная связь между действиями (или бездействием) врача и ухудшением здоровья или даже смертью больного не означает еще виновности врача – это может быть и несчастный случай;

• если в моральном плане врачебные ошибки могут быть извинительны в силу объективных или субъективных обстоятельств – стесненных, неоптимальных условий деятельности врача, исключительной сложности самой врачебной профессии, то в юридическо-правовом отношении акцент обычно делается на виновность врача и, следовательно, его ответственность.

Анализ и изучение врачебных ошибок, их регистрация и систематизация должны быть основанием для развития научно-медицинской мысли.

С точки зрения биоэтики, врач всегда должен быть честным перед самим собой и признавать свои профессиональные ошибки. Этическая норма врача – быть непримиримым к профессиональным ошибкам. Поэтому, во-первых, как уже отмечалось, биоэтика требует каждый раз давать оценку собственной врачебной ошибке: даже если она не влечет за собой уголовной ответственности, врач не освобождается от моральной ответственности; во-вторых, отношение к профессиональным ошибкам коллег должно быть прямым и нелицеприятным. Причем такое принципиальное отношение в одних случаях должно играть роль обвинения, исполняя справедливую карающую функцию. В других – небезразличная и компетентная позиция коллег должна играть роль защиты: ведь иногда врач сам нуждается в нравственно-психологической реабилитации.

Понятию «врачебная ошибка» по своему содержанию близко понятие «несчастный случай». В клиническом смысле они означают разновидности неблагоприятных исходов лечения, неправильного врачевания; в морально-этическом и то, и другое – поражение врача в борьбе за жизнь и здоровье вверившегося ему пациента и, конечно, несчастье больного, его близких. Поэтому наличие в медицинской практике врачебных ошибок и несчастных случаев как неизбежных явлений, сопутствующих лечению, ни в коей мере не должно означать права врача на ошибку. Подобное право могло бы порождать профессиональную недобросовестность, за которой стоят обычно неправильные диагнозы основного и сопутствующих заболеваний, недооценка хирургического риска, запоздалое оперативное вмешательство и др. Тезис о «праве врача на ошибку» несостоятелен и с логической, и с мировоззренческой точки зрения. С точки зрения логики нельзя сущее выдавать за должное: профессиональные ошибки врачей случаются в силу неконтролируемых врачом обстоятельств, а не «по праву». С точки зрения мировоззренческой, если профессиональная деятельность врача заведомо ориентируется на ошибки, она утрачивает свою гуманистическую природу. Идея «права на ошибку» деморализует врачей, поэтому с позиции биоэтики отношение к профессиональным ошибкам должно быть непримиримым.

Понятие врачебной ошибки: российское законодательство

Прямого понятия «врачебная ошибка» в российском законодательстве не существует. В общем смысле – это ошибка медицинского специалиста в его работе, обусловленная халатностью или небрежностью действий. Также врачебную ошибку можно рассматривать, как ненадлежаще-исполненные действия либо бездействия медицинского сотрудника, повлекшие за собой ухудшение состояния здоровья пациента или его смерть.

Стоит отметить, что в мире не существует единого понятия о том, что подразумевает собой термин «ошибка врача», отсутствует оно и в УК РФ. Однако, Уголовный кодекс РФ содержит в себе положение о халатности, а также другие статьи, которые могут быть определены как врачебная ошибка, например это:

  • заражение пациента СПИДом,
  • незаконный аборт;
  • продажа фармацевтических препаратов без лицензии (если это ухудшило здоровье пациента).

Опираясь на указанные статьи, можно сделать вывод, что ошибка врача может квалифицироваться по следующему составу:

  • неоказание помощи пациенту;
  • причинение смерти по неосторожности;
  • причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности.

Врачебные ошибки в личном опыте

Проведенный социологический опрос россиян, посвященный удовлетворенности качеством медицинского обслуживания, показал, что несмотря на высокий уровень недоверия к врачам (38%), около 50% опрошенных сообщили, что никогда не сомневались в поставленном диагнозе, 33% сообщили, что имели сомнения, а 14% часто сомневались. Зачастую, это люди старшей возрастной группы, имеющие больше поводов обращения к врачам.

По данным следственного комитета России большинство врачебных ошибок допускается в городских медицинских учреждениях, это 73% от всех случаев, а в сельской местности 27%. По данным Федерального фонда ОМС около 10% медицинских услуг оказывается с дефектами. Это количество эксперты страховых компаний видят по документам, не видя самого пациента. Они отмечают, что уровень доверия к врачам у населения за последние годы снизился с 65% до 45%.

Болезни от «лекарства»

Мужчина 55 лет длительное время страдает обменным артритом. Заболел остро после приёма комбинированного НПВП. Сразу же появилась сыпь на кожных покровах, изменения в анализах крови (повышение СОЭ и лейкоцитоз). Позже появилась тяжелая одышка, боли в груди, поясничной области. Лечение не давало положительных результатов. Состояние прогрессивно ухудшалось, и вскоре больной скончался. На аутопсии макроскопических изменений практически не обнаружено. Однако, гистологическое исследование внутренних органов выявило серозно-продуктивное воспаление с преобладанием лимфоцитарных и макрофагальных инфильтратов, пролиферативно — мембранозный гломерулонефрит, эндокардит, межуточную пневмонию и гепатит.

Непереносимость или сверхчувствительность к определенным лекарственным препаратам и процедурам (радиотерапия, рентгенотерапия, наркоз) встречается часто. Непереносимость лекарственных препаратов достигает 10—20%, и 0,5—5% больным требуется лечение от лекарственных осложнений. Своевременная отмена препаратов позволяет избежать непредвиденных грозных осложнений, например, анафилактического шока или острого гемолиза. Но если доктор не связывает тяжесть состояния больного с применением препарата и не отменит его, то не исключен смертельный исход.

На заметку: При назначении любого лекарственного препарата нужно помнить, что может развиться нежелательная реакция. Из личного опыта вспоминаются серьезные изъязвления слизистой оболочки желудка и кровотечение со смертельным исходом при приеме НПВС. Ульцерогенным свойством также обладают цитостатики, глюкокортикоиды, тетрациклин, кофеин, резерпин и т. д.

READ
Учитываем расходы на загранкомандировку

Остерегаться аллергических реакций особенно следует при приёме антибиотиков, сульфаниламидных препаратов, ненаркотических анальгетиков, местных анестетиков, противоэпилептических средств, препаратов йода, мышьяка, ртути. Последствия при этом не зависят от дозы: даже одна таблетка может привести к тяжелым осложнениям.

Проблема врачебных ошибок и их классификация.

1 ФГБОУ ВО «Волгоградский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации

В статье рассматривается проблема медицинских ошибок, как социально-психологического феномена. Ошибки в медицине, особенно когда в их результате пациенты получили вред здоровью, противоречат фундаментальному запрету в медицине: «сначала не навреди». Это обуславливает их не только юридический, но глубокий психологический, деонтологический и биоэтический контент. В работе применены методы контент-анализа специальных источников литературы (в том числе зарубежных), сравнительного анализа, общенаучные методы, а также методики вариационной статистики, доступные в пакете Exсel 2017. Проведенное исследование и анализ специальных источников отечественной и зарубежной литературы, демонстрирует с одной стороны общие тенденции, а с другой – различия в подходах к оценке медицинских ошибок. Дифференцированный подход обусловлен более высокой технологической оснащенностью западных медицинских клиник, а общим является их глубокий социально-психологический контент. Рост числа медицинских ошибок снижает доверие пациентов к врачу, увеличивает конфликтность в медицинской практике. На основе проведенного анализа распространения и структуры медицинских ошибок в национальной и зарубежной медицинской практике показан их глубокий психологический контент, а также значение интеграции в российскую медицинскую практику принципов биоэтики, европейского механизма досудебного урегулирования споров в медицине.

1. Абдуллаева Л.М. Ятрогения на модели оперативной гинекологии// Международный журнал экспериментального образования. -2016 – № 5- 2. – С.177-178

2. Айвазян Ш.Г. Общая врачебная практика как предмет исследования социологии медицины: монография. М.: Издательский дом Академии Естествознания, 2017. 116 с.

3. Айвазян Ш.Г. Права врача в проблемном поле биоэтики ( случай из европейской практики) // Биоэтика. – 2015. – № 1(15). – С.35-37.

4. Габибова Л.И. Проблема международной синхронизации правового регулирования биомедицинских исследований // Успехи современного естествознания. – 2011. – № 8 – С.234

5. Доника А.Д., Толкунов В.И. Альтернативы принятия решений в медицинской практике: правовые нормы и этические дилеммы // Биоэтика. – 2010. – Т. 1. № 5. – С. 57-59.

6. Доника А.Д. Проблема формирования этических регуляторов профессиональной деятельности врача // Биоэтика. – 2015. – № 1(15). – С.58-60.

7. Ерохина А.В. Современный контент автономии и ответственности в клинической медицине // Международный журнал экспериментального образования. – 2017. – № 4-1. С. 53.

8. Радченко М.А. Спорные вопросы правового статуса граждан в области охраны здоровья // Успехи современного естествознания. – 2011. – № 8 – С.244.

9. Султангалиева Д.А. Современные критерии ограничения компетенций пациента: категории и группы с позиции биоэтики// Международный журнал экспериментального образования. – 2017. – № 4-2. – С. 184-185

10. Чеканин И.М. Социально-психологический контент профессионального образования // Международный журнал экспериментального образования. – 2016. – № 3 (часть1). – С.105.

Актуальность. Ошибки в медицине, особенно когда в их результате пациенты получили вред здоровью, противоречат фундаментальному запрету в медицине: «сначала не навреди» [1,7]. Это обуславливает их не только юридический, но глубокий психологический, деонтологический, биоэтический контент. Задача медицины, как института охраны общественного здоровья, заключается в том, чтобы свести к минимуму вероятность их повторения. Эффективный ответ на рассматриваемое причинение «вреда» должен учитывать, как проблемы пострадавших пациентов, так и врачей, которые могут опасаться крайних исходов, если допущена ошибка [5].

С одной стороны, существует очевидный конфликт между необходимостью реагирования на медицинские ошибки, не поддающиеся наказанию, с одной стороны, и этическими и юридическими требованиями в отношении подотчетности и компенсации для любого пострадавшего, с другой. Существует также путаница между аргументами в отношении «врачебной ошибки», как особого элемента профессиональной культуры в системе здравоохранения и необходимостью приписывать юридическую ответственность в некоторых случаях [3]. Важные элементы в этическом ответе на ошибки включают раскрытие информации пациенту и семье; принятие соответствующих клинических мер для смягчения любого вреда, который может возникнуть в результате ошибки; определение процесса, приводящего к вреду; и реагирование надлежащим и гуманным образом, чтобы свести к минимуму вероятность любого повторения [8,9].

READ
Что выгоднее брать автокредит или потребительский кредит

Все эти вопросы сохраняют свою актуальность для мировой медицинской практики и инициируют исследования в междисциплинарном поле медицинских наук, юриспруденции, философии и психологии [4].

Цель нашего исследования – провести медико-социологический анализ распространения и структуры медицинских ошибок в национальной и зарубежной медицинской практике и выявить их психологический контент.

В работе применены методы контент-анализа специальных источников литературы (в том числе зарубежных), сравнительного анализа, общенаучные методы, а также методики вариационной статистики, доступные в пакете Exсel 2017.

Профессия врача является многосложной и предполагает возможность совершения ошибок в случае халатного исполнения должностных обязанностей. Врачебные ошибки, к сожалению, являются неотъемлемой частью медицины. Это признают, как сами врачи, так и пациенты. Важным аспектом при оказании медицинской помощи является добросовестное выполнение врачами своих профессиональных обязанностей. Врач не должен пренебрегать пациентами, проявлять небрежность и профессиональное невежество. В области качества оказания медицинской помощи проводились многочисленные исследования, которые показали, что именно халатность и небрежность являются основной причиной врачебных ошибок. Доказательством этого являются иски по делам связанным с оказанием медицинской помощи, число которых в последнее время возросло в десятки раз. Значительное количество ошибок возникает из-за недобросовестного подхода врача к выполнению своих обязанностей. В процессе оказания медицинской помощи наибольший вред причиняется, если имеются ошибки на этапе диагностики заболевания. В данном случае, помимо отсутствия необходимого лечения, больному наносится вред, обусловленный неадекватной терапией. Однако, исследования, проведенные в области данной проблемы, показывают, что именно здесь врачи допускают наибольшее количество ошибок.

Анализ медицинских ошибок в зарубежной практике показал, что, несмотря на все успехи в современной диагностике – с высокотехнологичными МРТ, сонограммами и сложными лабораторными тестами, самая распространенная медицинская ошибка, которую делают врачи за рубежом, это неправильная диагностика. Даже хорошие врачи часто не могут найти правильную причину медицинской проблемы. Исследования показывают, что около 15 процентов медицинских проблем изначально ошибочно диагностируются.

Большое исследование, опубликованное в 2013 году, показало, что наиболее распространенные диагностические ошибки включают ошибочные инфекции мочевых путей, пневмонию, застойную сердечную недостаточность, острую почечную недостаточность и рак. По данным опроса Consumer Reports, ошибочные диагнозы встречаются в два раза чаще в офисах врачей, чем в больницах. По данным доклада профессора неврологии Университета Джона Хопкинса в Балтиморе, около 160 000 госпитализированных пациентов умирают или страдают от постоянной травмы каждый год, потому что медицинские работники неправильно диагностируют состояние, опаздывают с диагнозом или полностью теряют его. В топе самых распространенных медицинских ошибок западных клиник можно выделить следующие причины:

· Неправильная диагностика. Эта проблема считается связанной с профессионализмом медицинского специалиста, и, прежде всего, врача. Длительная профессиональная подготовка врача на западе, стажировки и сложный карьерный рост – специфические барьеры для непрофессионализма, который противоречит самому принципу закрытия профессиональной группы, основанному на экспертной природе медицинского знания.

· Лечение «неправильного» пациента: если персонал больницы не может правильно идентифицировать личность пациента, пациенты с похожими именами могут быть перепутаны. Такие нарушения в документации в определенной мере связны с большим потоком пациентов у крупные клиники, электронным документооборотом (компьютер может допустить ошибку при копировании из словаря), многоступенчатое деление при движении пациента по клинике, с частой сменой медицинского куратора.

· Некорректное назначение лекарственных средств, которое привело к негативному взаимодействию между лекарствами или аллергической реакции. В отличие от российской практики, неадекватное действие фармацевтического средства застраховано фирмой- производителем, исключая в таком случае ответственность врача.

· Нарушение гигиенических правил и норм в медицинской организации. Имеется в виду не только, и не столько внутрибольничная инфекция, а нарушения правил асептики и антисептики в процессе предоставления медицинских диагностических и лечебных процедур.

· Ошибки в определении части тела, которая встречается достаточно часто, и некоторые страховщики в области здравоохранения отказываются покрывать такие случаи медицинской страховкой. Некоторые эксперты предлагают использовать маркер до процедуры, чтобы указать правильную часть тела.

· Отсутствие скоординированной тактики лечения пациента. Обусловлено функциональным разделением при движении пациента по клинике, с частой сменой медицинского куратора.

· Чрезмерная диагностика и лечение, особенно когда это связано с диагностическими тестами, связанными с ионизирующими излучениями, которые могут быть опасны в кумулятивных дозах.

READ
Решение об учреждении ооо

· Увеличенное время ожидания: пациенты могут проводить часы в отделениях неотложной помощи, если больница занята, не укомплектована штатом или не расставляет приоритеты правильно. При этом отсутствие сортировки не позволяет выделить тяжелых пациентов, которые предъявляют не много жалоб из-за тяжелого состояния (комы и др.)

· «Хирургические сувениры», оставленные после хирургического вмешательства (пинцеты, салфетки и т.п.).

Несмотря на объективный характер причин медицинских ошибок, основной их ущерб зарубежные исследователи связывают с потерей доверия к врачам. Официальные статистические отчеты свидетельствуют о том, что более миллиона пациентов получает тяжелые увечья в Соединенных Штатах ежегодно, кроме того, умирает более 7000 человек из-за ошибок, связанных с фармацевтическими средствами.

В связи с этим, в ряде штатов организована помощь «жертвам медицинской халатности», например, на всей территории штата Мемфис. Существуют специальные общества и кампании («Gatti», «Keltner», «Bienvenu & Montesi»), имеющие более полувековой опыт помощи пострадавшим в восстановлении здоровья и получения компенсации. Многочисленные рекламы этих компаний в средствах масс-медиа США содержат примерно одинаковый посыл: «Если вы обеспокоены тем, что ошибка врача, не понесла ответственность за ваши травмы или смерть близкого человека – позвоните или свяжитесь с нашими адвокатами сегодня для бесплатной консультации». Таким образом, потребительская модель системы здравоохранения США и на врачебных ошибках научилась извлекать материальную выгоду.

Так называемые, медикаментозные ошибки с участием врачей могут происходить по разным причинам. В некоторых случаях медсестра или медицинский помощник могут неправильно понимать почерк врача и давать пациенту неправильный препарат, или неправильное количество правильного препарата. В других случаях врач назначает лекарство, которое не должно было использоваться на основании истории болезни данного пациента или знания о взаимодействии с другими лекарственными средствами, которые пациент уже принимает. В других случаях врачи назначали губительные для пациента лекарства на основе неправильного диагноза. В каждом из этих сценариев могут возникнуть серьезные или фатальные последствия.

В России юридическая ответственность медицинского работника определена в рамках текущего национального законодательства нормами федеральных законов (N 323-ФЗ (ред. от 29.07.2017, Уголовного кодекса РФ и др), в соответствии с которыми медицинские специалисты могут быть привлечены к административной, гражданско-правовой и уголовной ответственности. Но сложность и психологический контент рассматриваемой проблемы представляет дифференцированный подход к понятию врачебная ошибка, раскрывающий сущность различия между «добросовестным заблуждением» и ненадлежащим исполнением медицинским специалистов своих функциональных обязанностей.

По данным российских исследований структуры основных причин ошибок клинической диагностики заболеваний можно выделить 7 основных групп наиболее распространенных причин [2].

Как видно из диаграммы (рис.1), на первом месте по распространенности находится группа объективных причин, связанных со сложностью инструментальной диагностики. Эти причины могут быть связаны не с профессионализмом медицинских работников, а с недостаточным оснащением лечебного учреждения или медицинской организации, что особенно характерно для государственного сектора регионального уровня.

Второе место также занимает группа причин, опосредованно обусловленная дефицитом высокотехнологичного оборудования. Если частные медицинские клиники или лечебные учреждения федерального уровня имеют возможность МРТ-диагностики тяжелых пациентов с мультиорганными поражениями, то для районных больниц диагностика и лечение тяжелых пациентов полностью зависит от наличия высококлассных специалистов. Последнее представляется весьма сложными, учитывая данные официальной статистики о дефиците врачебных кадров на селе.

Рис.1 Структура основных причин ошибок клинической диагностики заболеваний [2].

В этой связи возникает вопрос, можно ли представленные группы квалифицировать как ошибки клинической диагностики, или они могут быть отнесены к категории «врачебной ошибки», не имеющей юридического статуса?

Конечно, полностью отрицать присутствие халатности в профессиональной деятельности медицинских работников в России было бы наивным. Согласно данным проведенного контент-анализа материалов открытого доступа, многие ошибки при постановке диагноза допускаются по субъективным причинам, таким как, невнимательность при сборе анамнеза и жалоб, неверная интерпретация полученных результатов, отсутствие консультаций специалистов, связанная не только с их отсутствием, но и с самонадеянностью врача.

Официальная статистика медицинских ошибок в России свидетельствует о тенденции к их росту. Но часто эти данные представляют собой лишь верхнюю часть айсберга, раскрывая те медицинские ошибки, которые составили предмет исковых заявлений. Все еще доминирующая в России (особенно на уровне регионов) патерналистская модель взаимоотношения врача и пациента, обуславливает высокую степень доверия к врачу. Во многом это связано и с феноменом «старения нации» – тенденцией к росту численности пожилого населения, тяготеющего к советским представлениям о гуманной профессии врача и его высоком моральном облике. Возможно, в этой связи основное число конфликтов в российской медицинской практике – это этические конфликты, а не правовые [6].

Заключение. Проведенное исследование и анализ специальных источников отечественной и зарубежной литературы, демонстрирует с одной стороны общие тенденции, а с другой – различия в подходах к оценке медицинских ошибок. Дифференцированный подход обусловлен более высокой технологической оснащенностью западных медицинских клиник, а общим является их глубокий социально-психологический контент. Рост числа медицинских ошибок снижает доверие пациентов к врачу, увеличивает конфликтность в медицинской практике. Кроме того, значительная часть медицинских ошибок связана со сложностью профессиональной деятельности и интерпретируется, как «врачебная ошибка». В связи с этим большое значение имеет интеграция в российскую медицинскую практику принципов биоэтики, а также европейского механизма досудебного урегулирования споров в медицине посредством деятельности этических комитетов. Все то, в свою очередь, требует внедрения в систему непрерывного профессионального обучения медицинских специалистов методического блока биоэтической направленности, позволяющего формировать необходимые этические ценности и установки уже на этапе обучения в вузе, в условиях образовательной среды [10].

READ
Льготы и компенсации после смерти военного пенсионера

Проблема врачебных ошибок и их классификация.

Изучению причин ошибок посвятили свои работы И. В. Давыдовский (1941), Ю. П. Эдель (1957), Н. И. Краковский и Ю. Я. Грицман (1967), Б. М. Хромов (1972), Г. Г. Караванов и В. В. Коршунова (1974), М. Р. Рокитский (1977), А. И. Рыбаков (1988) и др. И. В. Давыдовский к врачебным ошибкам относит добросовестное заблуждение врача вследствие либо несовершенства медицинской науки, либо особого течения заболевания у определенного больного, либо недостаточных опыта и знаний врача. Он делит ошибки на субъективные (неполноценное обследование, недостаток знаний, легкость и настороженность суждений) и объективные (несовершенство медицинской науки, излишне узкая специализация, трудность исследования). При разборе конкретных ошибок следует осуждать неоправданный субъективизм в оценке фактов; объективные причины предполагают считать часть ошибок неизбежными.

В. М. Смольянинов (1970) выделил две категории причин ошибок врача. К первой он отнес несовершенство медицинской науки, ко второй — недостаточную первичную осведомленность врача о. состоянии и перспективах развития медицинской науки и практики (дефекты медицинского обучения, граничащие с безграмотностью или изъянами медицинской культуры); диагностическую и лечебную стандартизацию, переходящую в шаблон врачевания; использование устаревших методов диагностики и лечения; недостаточный практический опыт; особые обстоятельства оказания помощи, требующие оперативности решений и действий; несчастные случаи. Результат ошибок — отсутствие ожидаемого диагностического или лечебного эффекта, причинение вреда здоровью пациента или его смерть. Критерий, определяющий врачебную ошибку, — добросовестное заблуждение. Известны и другие классификации причин ошибок. И. И. Бенедиктов (1977) предложил классификацию, в которой предусмотрены причины диагностических ошибок объективного, смешанного и субъективного характера. Эта классификация включает факторы, которые могут привести к диагностическим ошибкам. Наиболее полная классификация врачебных ошибок представлена М. Р. Рокицким (1977).

а) просмотренный диагноз (при обследовании врач не обнаруживает у больного признаков заболевания, считая его здоровым). Например, дистрофическую форму пародонтита принимает за старческую инволюцию кости альвеолярного отростка;

б) частично просмотренный диагноз (установлен основной диагноз, но не установлен сопутствующий). Например, установлен диагноз поднижнечелюстной флегмоны, но не установлено, что у больного сахарный диабет;

в) ошибочный диагноз. Например, поставлен диагноз «радикулярная киста»,- а у больного адамантинома;

г) частично ошибочный диагноз (основной диагноз правильный, но есть ошибки в диагностике осложнений и сопутствующих заболеваний). Например, установлен диагноз «флегмона крылочелюстного пространства», но просмотрено, что она осложнилась флегмоной подвисочного и крылонебного пространств. 2.

а) при определении показаний к неотложной или срочной помощи. Например, поставлен диагноз «начинающаяся флегмона поднижнечелюстной области», врач вскрытия не делает, ожидая, пока таких больных будет несколько;

б) при выборе режима лечения (стационарно или амбулаторно). Например, при слюнном камне, расположенном в слюнной железе, оперируют амбулаторно; ошибка — оперировать следует в стационаре;

в) в лечебной тактике. Неполноценное лечение (пренебрежение отдельными методами терапии). Например, при лечении хронического остеомиелита не применяют физметоды или протеолитические ферменты. Нецеленаправленное применение антибиотиков (без антибиотико- граммы, без антигрибковых препаратов).

-медработников расшифровать их и узнать истинный диагноз. Во время очередного приступа боли (морфий уже не помогал) больной покончил жизнь самоубийством.

В данном случае допущено несколько ошибок. Первая—диагностическая: врач не сумел отличить раковую язву от декубитальной вследствие добросовестного заблуждения и сложности течения заболевания; развитие осложненного кариеса и наличие протеза зубов обусловили ущемление слизистой оболочки полости рта. Вторая — организационная: больному не должна была

попасть в руки история болезни, из которой он переписал диагноз. Деонтологически недопустимым было поведение медицинского персонала.

Приводим пример ошибки молодого врача, самоуверенные действия которого привели к гибели больного.

Больной М., 80 лет, в 1981 г. обратился в стоматологическую поликлинику Киевского медицинского института по поводу хронического периодонтита_7_| зуба. Зуб подлежал удалению. После проведенного обезболивания была сделана попытка удалить зуб при помощи щипцов, однако зуб не расшатывался. Учитывая возрастные изменения челюстей, мы предложили врачу с помощью фиссурного бора и бормашины снять вестибулярную стенку альвеолярного отростка, выпилив и обнажив щечные корни, что должно было облегчить удаление зуба. Врач согласился с нами, но продолжал при помоттти щипцов и элеваторов расшатывать зуб. Вследствие приложения больших усилий 7 зуб был удален вместе с частью альвеолярного отростка, дном гайморовой полости, бугром верхней челюсти. Началось профузное кровотечение, которое не удалось остановить. Больной был срочно госпитализирован в челюстно-лице вое отделение, где, несмотря на принятые меры, скончался.

READ
Куда жаловаться, если не убирают в подъезде

Врач не знал особенностей удаления зубов у лиц пожилого и старческого возраста, у которых наблюдается остеопороз и остеосклероз, неподатливость костных стенок альвеолярного отростка, сращение корней зуба с костью — синостоз, и применил неправильную методику удаления зуба. Если бы были применены те методы, которые рекомендовали опытные коллеги, трагедии бы не произошло.

Врачу должно быть присуще мужество признавать свои ошибки. Их сокрытие — следствие ложного представления об авторитете врача или чрезмерного самолюбия.

Анализ и разбор ошибок имеют большое воспитательное значение, но проводить их нужно доброжелательно. Нельзя осуждать коллегу, допустившего ошибку, «за глаза». На врачебных конференциях при проведении разбора ошибок должны быть беспристрастность, коллегиальность, деловая обстановка.

Анализируя ошибки врачей-стоматологов, можно сделать вывод, что в основе их лежат недостаточная профессиональная подготовка, отсутствие условий для оказания необходимой медицинской помощи на должном уровне, формальное, порой халатное отношение к больным. Поэтому предупреждению врачебных ошибок должны служить эрудиция и культура, постоянное самообучение и самообразование, высокие моральные качества, профессиональная честность, проявляющаяся в сознании допущенной ошибки.

Приложение 4. Инструкция по ранжированию врачебных ошибок и классификации случаев ненадлежащего качества медицинской помощи

Врачебные ошибки могут повлечь за собой негативные следствия как для одной, так и для нескольких групп. Комбинация негативных следствий зависит от особенности заболевания пациента, места и времени оказания медицинской помощи, квалификации врача. Степень негативного влияния врачебных ошибок на КМП различна и определяется значимостью и комбинацией их следствий.

В зависимости от комбинации следствий выделяются четыре ранга тяжести врачебных ошибок (таблица 2.1):

К первому рангу тяжести относятся врачебные ошибки, обязательно влияющие на социальные ресурсы;

Ко второму рангу тяжести относятся врачебные ошибки с обязательным влиянием на состояние пациента, но без влияния на социальные ресурсы;

К третьему рангу тяжести относятся врачебные ошибки, влияющие на ресурсы здравоохранения без влияния на состояние пациента и социальные ресурсы;

К четвертому рангу тяжести относятся врачебные ошибки, влияющие или только на процесс оказания помощи, или только на оценку процесса оказания помощи.

Классификация врачебных ошибок по рангам тяжести
в зависимости от их негативных следствий

Примечание: Черным фоном выделены обязательные группы негативных следствий, серым – возможные группы негативных следствий, белым – отсутствие негативных следствий для данной группы.

2. Классификация случаев ненадлежащего КМП.

В зависимости от комбинации врачебных ошибок различных рангов тяжести случаи ненадлежащего КМП разделены на 6 классов.

К первому классу относятся случаи оказания медицинской помощи, при экспертизе которых выявлены врачебные ошибки только 4-го ранга тяжести.

Ко второму классу относятся случаи оказания медицинской помощи, при экспертизе которых выявлены врачебные ошибки не выше 3-го ранга тяжести.

К третьему классу ненадлежащего КМП относятся случаи оказания медицинской помощи, при экспертизе выявлены врачебных ошибок не выше 2-го ранга тяжести, не повлиявшие на оптимальность использования ресурсов здравоохранения.

К четвертому классу ненадлежащего КМП относятся случаи оказания медицинской помощи, при экспертизе которых выявлены врачебные ошибки не выше 2-го ранга тяжести, негативно повлиявшие на оптимальность использования ресурсов здравоохранения.

К пятому классу ненадлежащего КМП относятся случаи оказания медицинской помощи, при экспертизе которых выявлены врачебные ошибки 1-го ранга тяжести, но без негативных следствий для оптимальности использования ресурсов здравоохранения.

К шестому классу ненадлежащего КМП относятся случаи оказания медицинской помощи, при экспертизе которых выявлены ВО 1-го ранга тяжести, повлекшие за собой неоптимальное использование ресурсов здравоохранения (Таблица 2.2).

Классификация ненадлежащего качества медицинской помощи

Класс
ненадле-
жащего
КМП
Риск возникновения
врачебных ошибок
Риск ухудшения
состояния
пациента
Риск
социально
значимого
ухудшения
состояния
пациента
Риск
неоптимального
использования
ресурсов
Iбольше 0равно 0равно 0равно 0
IIбольше 0равно 0равно 0больше 0
IIIбольше 0больше 0равно 0равно 0
IVбольше 0больше 0равно 0больше 0
Vбольше 0больше 0больше 0равно 0
VIбольше 0больше 0больше 0больше 0
Примерное положение об эксперте качества медицинской помощиПриложение 5. >>
Перечень обязательств производителя медицинских услуг перед их потребителем, включаемый в договор, заключаемый в пользу гражданина
Содержание
Распоряжение Комитета по здравоохранению Правительства Санкт-Петербурга от 26 мая 2004 г. N 163-р “Об утверждении “Положения.
READ
Перечень налоговых льгот для военнослужащих

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Ключевые слова

Страхование врачебной ошибки как организационно-правовая.

Сущность понятия ивиды врачебных ошибок. Обеспечение российских граждан качественной медицинской помощью является основной стратегией здравоохранения Российской Федерации.

Понятие «медицинская услуга» и основные подходы к её.

медицинское вмешательство, медицинская организация, медицинский работник, информированное добровольное согласие, медицинская помощь, пациент, клиент, больной, лечебное учреждение, законный. Информационное обеспечение граждан в сфере.

К вопросу о лицензировании некоторых видов медицинских услуг

Зачастую юридические лица (индивидуальные предприниматели) оказывающие услуги по: массажу (тайскому массажу), иглорефлексотерапии, пирсингу (проколу мочек ушей), перманентному макияжу и депиляции (эпиляции), считают, по внутреннему убеждению.

Правовая защита работников здравоохранения в РФ

рабочее время, медицинская деятельность, правовая защита, работник, трудовой договор, правотворческая деятельность, Российская Федерация, ТК РФ, сокращенная продолжительность, двухуровневая система.

здравоохранение, медицинское учреждение, платные.

здравоохранение, медицинское учреждение, платные медицинские услуги, предпринимательская деятельность.

Медицинская сестра. Страхование врачебной ошибки как организационно-правовая. Сущность понятия ивиды врачебных ошибок.

Развитие платных услуг в медицине | Статья в журнале.

Медицинская услугамедицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств

В большинстве случаев полис ДМС приобретают крупные компании для своих сотрудников, на долю индивидуальных клиентов приходится лишь 5–10 %.

Уголовная ответственность медицинских работников как вид.

Исторически сложилось, что любая ошибка медицинского работника, приведшая к причинению вреда человеку, осуждается обществом. Так, первые законы уголовного права на Руси появились во времена правления князя Ярослава Мудрого (1019–1054гг.

Особенности договора возмездного оказания медицинских услуг

Медицинская услуга имеет ряд особенностей, отличающих её от других видов услуг. Согласно ч. 4 ст. 2 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан РФ» медицинская услугамедицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на профилактику.

Защита прав медицинских работников и организаций по.

медицинская помощь, медицинская услуга, услуга, Российская Федерация, оказание, обязательное медицинское страхование, ГК РФ, основа охраны здоровья граждан, пациент, медицинская организация. Особенности договора возмездного оказания медицинских услуг.

“Врачебная ошибка” вне закона…

"Врачебная ошибка" вне закона…

Можно обвинять врачей в халатности и врачебных ошибках, можно говорить о низком уровне подготовки медицинских работников и недостаточном финансировании медицины в общем, однако это не изменит ситуацию

Часть 1 Статья 41 Конституции Российской Федерации
Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений.

В “Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан” есть лишь упоминание о профессиональной ошибке, но ее содержание не раскрывается. Более того, на сегодня нет и юридического понятия “ошибки в профессиональной медицинской деятельности”. Уголовный кодекс Российской Федерации также не содержит норму, раскрывающую содержание врачебной ошибки. Наиболее часто упоминаются следующие определения:

Врачебная ошибка – ошибка врача в профессиональной деятельности, вследствие добросовестного заблуждения при отсутствии небрежности, халатности или невежества.
Врачебная ошибка — ошибка врача при исполнении своих профессиональных обязанностей, являющиеся следствием добросовестного заблуждения и не содержащие состава преступления или признаков проступков.
Врачебная ошибка — неправильное определение болезни врачом (диагностическая ошибка) или неправильное врачебное мероприятие (операция, назначение лекарства и др.), обусловленные добросовестным заблуждением врача.
Врачебная ошибка — неправильное действие (или бездействие) врача, имеющее в своей основе несовершенство современной науки, незнание или неспособность использовать имеющиеся знания на практике.

Каждое из этих определений содержит в себе такое понятие как “добросовестное заблуждение”, являющееся смягчающим основанием и исключающее уголовную ответственность. В таком случае, где искать защиту, если врачебная ошибка стала результатом недобросовестного исполнения врачом своих обязанностей? Но прежде чем попытаться ответить на этот вопрос, сделаем небольшой экскурс в прошлое…

Врачебная ошибка глазами древних

Известно, что законодательство, регламентирующее ответственность медиков за врачебные ошибки, появилось еще в глубокой древности. Одним из наиболее известных законодательных актов, дошедших до нас, является высеченный на камне Свод законов (законник) Хаммурапи, который правил Вавилоном и объединенной Месопотамией (Вавилонией) в 1792 — 1750 гг. до н.э. В нем ответственности за врачебную ошибку отведено три параграфа.

В Древней Индии согласно Своду законов Ману (X — V вв. до н.э.) врач за ошибочное лечение подвергался штрафу, размер которого определялся в зависимости от кастового положения больного.
В Древней Греции врачебное мастерство ценилось очень высоко, поэтому медики за ошибки освобождались от ответственности, если больной умирал “против воли врачующего”.

Римское право предусматривало наказание врача за грубые ошибки, причем понятие “врачебные ошибки” было весьма широким. Сюда относились и неопытность, и неосторожность врачей, и неоказание медицинской помощи. Римское право уже допускало правомерность смерти больного вследствие тяжести заболевания. Умышленное умерщвление больного, отравление его с помощью яда, аборт, кастрация не относились к профессиональным преступлениям, ответственность медиков за них была такой же, как и других граждан.

READ
Средства индивидуальной защиты можно учесть в расходах

В Англии в XV веке хирург, который нанес ущерб пациенту, представал перед судом мэра города, и по приговору последнего подвергался штрафу, тюремному заключению или на определенный срок лишался врачебной практики.

В истории Древней Руси врачевание приравнивалось к волхованию и чародейству. Поэтому за врачебные ошибки врач нес ответственность как за умышленное преступление. Примером может служить умерщвление лекаря Леона, который лечил больного сына великого князя Иоанна III, но не смог его спасти от смерти. В 1686 г. в одном из царских указов лекари предупреждались, что “буде из них кто нарочно или не нарочно кого уморят, а про то сыщется, им быть казненными смертью”.

Из современной истории нашей страны

Интересно проследить эволюцию взглядов на ответственность медицинских работников за профессиональные правонарушения с 1917 г. до нашего времени.

В 1928 г. И.В.Марковин, известный ученый, профессор кафедры судебной медицины Ростовского университета, возглавлявший судебно-медицинскую лабораторию в г. Ростов-на-Дону, в подробной статье, опубликованной в журнале “Судебно-медицинская экспертиза” (№8, с.81-95) отмечает заметный рост уголовных дел в отношении врачей по сравнению с дореволюционным временем. Этот период характеризуется вниманием к этому вопросу медицинских научных обществ, журналов, газет, съездов врачей, совещаний врачей и юристов.

В двадцатые годы наметились противоречия между врачами и юристами по вопросу об отношении к врачебным дефектам. Дискуссию вызвало нашумевшее заявление российского акушерско-гинекологического общества, обратившегося в Народный Комиссариат здравоохранения (1925г.), в котором обращается внимание на непомерный рост уголовных обвинений врачей за ошибки и дефекты в их профессиональной работе. С 1921 по 1925 г.г. имело место 64 случая обвинений, из которых 27 — по отношению акушеров-гинекологов, 26 — хирургов. В заявлении, в частности, указывалось, что практические достижения медицины имеют известный предел, тем более что объектом исследования является “капризный еще и не вполне изученный человеческий организм”. Между тем, малая осведомленность обывательских групп в вопросах медицины создает преувеличенные надежды и необоснованные требования к врачам. В связи с этим предлагалось создание особых комиссий при здравотделах университетских городов для разбора дела и предания врача суду или покаянию, а в сложных случаях — для передачи дел Центральной экспертной комиссии при НКЗ для окончательного решения.

Против такого взгляда резко отрицательно выступили юристы, и часть медицинской общественности, которые подчеркивали равную со всеми гражданами правовую ответственность врачей. Поэтому они считали не нужным создавать какие-то дополнительные статьи в УК, а также специальные правила для врачей. И при возбуждении уголовных дел в отношении врачей руководствоваться общими.

В 1970-1980 гг. сложилась определенная практика расследования и судебно-медицинской экспертизы, существующая и в настоящее время. Новый всплеск интереса и явных изменений в расследовании “врачебных дел”, в характере ответственности медицинских работников произошел в девяностые годы ушедшего столетия. Они связаны с коренными изменениями общественно-политической, социальной, экономической жизни общества, в том числе и в области охраны здоровья населения. Например, с внедрением страховой медицины, развитием платных медицинских услуг, разрешением частной врачебной деятельности и целительства. Эти изменения в медицине, прежде всего, касаются принципиальных различий в правовых и морально-этических взаимоотношениях врача и больного до и после 1991-го и, в особенности, 1993-го, когда были приняты основы законодательства РФ об охране здоровья граждан.

Квалификация…

Основными признаками, квалифицирующими медицинскую ошибку, являются: соблюдение медицинскими работниками предусмотренных законом и обычаями правил профессионального поведения; добросовестность поведения при осуществлении медицинской деятельности. В медицинской практике встречаются ситуации, когда здоровье или жизнь пациента могут быть сохранены или не сохранены в зависимости от ряда субъективных и объективных факторов. Проблема квалификации врачебной ошибки чаще всего связывают именно с такими ситуациями.

С целью юридической квалификации необходимо выделить субъективные и объективные причины ошибок в медицинской практике. К объективным причинам стоит отнести наказуемые врачебные ошибки, совершенные вследствие неосторожности или недостаточности опыта, а так же знаний врача: например, при невнимательном обследовании, неадекватной оценке клинических и лабораторных данных, небрежном выполнении операций и других лечебно-профилактических мероприятий, небрежном уходе и наблюдении за пациентом, неудовлетворительной организации деятельности медицинских учреждений.

Незаконное производство аборта, неоказание помощи больному происходят вследствие умышленных действий медицинских работников, но их отношение к отрицательным последствиям (собственно врачебным ошибкам) также может быть только в форме неосторожности. К врачебным ошибкам, не влекущим юридическую ответственность с учетом объективных причин, следует так же относить действия медицинских работников, не нарушающие правила, установленные законом и подзаконными актами, но повлекшие повреждение здоровья или смерть. (Например, вследствие недостаточной обеспеченности медицинских учреждений специалистами, оборудованием, лечебными препаратами, атипичного развития болезни, аномальных анатомических особенностей пациента, неожиданной аллергической реакции, которые не могли быть предвидены медицинскими работниками).

READ
Поводы и основания к возбуждению уголовного дела

Среди субъективных причин врачебной ошибки наиболее многочисленную группу составляют ошибки, которые обусловлены отсутствием у врача достаточного опыта, но не могут квалифицироваться как невежество. К субъективным причинам врачебной ошибки следует относить: неполноценный осмотр и обследование больного, пренебрежение доступным и информативным методом исследования, чрезмерная самоуверенность врача, отказ от совета коллеги, консилиума. А также использование устаревших методов диагностики и лечения, слепая вера во все новое, чрезмерная вера в интуицию, поспешное, поверхностное обследование больного, чрезмерное увлечение хирургической техникой, стремление врача прикрыться авторитетом консультанта, пренебрежение необычными симптомами.

Ответственность…

К сожалению, несовершенство законодательства в области медицины серьезно осложняет привлечение к ответственности врачей совершивших “ошибку”. Качественная медицинская помощь оказывается в полном соответствии со стандартами диагностики и лечения той или иной болезни, однако они носят рекомендательный характер, и не позволяют в случае смерти пациента квалифицировать принятые врачом решения как “медицинскую ошибку”. Наиболее весомым доказательством является экспертиза (экспертиза — анализ, исследование, проводимое лицом (лицами), имеющим специальные познания с целью предоставления мотивированного заключения). Проблема заключается в том, что в нашей стране нет специализированных независимых экспертных служб. Экспертиза, как правило, проводится коллегами врача преступившего закон, что, естественно, может вызвать сомнение в объективность результатов.

Постараемся в отдельности разобрать виды ответственности, к которой на сегодняшний день могут быть привлечены медицинские работники.

Уголовная ответственность

Прежде всего, отметим, что уголовные дела в отношении медработников прекращаются в 70% случаев. Анализ судебной практики дает основание сделать выводы о том, что чаще других медицинским работникам вменяются преступления, наказание за которые предусмотрены следующими статьями Уголовного кодекса РФ:

• ст. 109, часть 2 (Причинение смерти по неосторожности);

3 апреля 2008 года. Калужский районный суд приговорил врача анестезиолога-реаниматолога муниципального учреждения здравоохранения “Больница скорой медицинской помощи” к двум годам условно по части 2 статьи 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей). Суд установил, что погибший пациент поступил в приемный покой больницы с предварительным диагнозом “опийная наркомания”. Однако врач при осмотре не произвел надлежащим образом обследование пациента, неполно собрал анамнез, не произвел осмотр верхних дыхательных путей, вследствие чего не поставил правильный диагноз и не организовал требуемого лечения больного.

В результате бездействия врача у больного произошла остановка дыхательной и сердечной деятельности, и он умер.

• ст. 118, часть 2 (Причинение тяжкого вреда здоровью вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей);

19 ноября 2007 года. Прикубанским судом г.Краснодара двум медикам детской инфекционной больницы Краснодара предъявлено обвинение по части 2 статьи 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). Врачей приговорили к году лишения свободы в колонии поселении. По вине медработников двухмесячная Соня Куливец лишилась руки в результате неправильно введенного катетера: у девочки начался тромбоз артерии правого предплечья, что привело к ампутации.

• ст. 122 (Заражение ВИЧ-инфекцией);

В 2004 году в Калининградской области возбуждено уголовное дело по ст.122 УК РФ (заражение ВИЧ-инфекцией) в отношении врача реанимационного отделения и заведующего хирургическим отделением центральной районной больницы г.Пионерский. Пациент находился в тяжелом состоянии, ему требовалось срочное переливание крови. Свою кровь больному дал молодой человек — также житель Калининградской области. Позже оказалось, что донор инфицирован ВИЧ и гепатитом “С”. Тем самым медицинский персонал больницы нарушил приказ Минздрава и сделал пациенту прямое переливание крови, что запрещено 2 года назад.

(Стоит отметить, что чаще всего пациентов заражают ВИЧ инфекцией при переливании крови, однако в 90% случаев ответственность наступает по статье халатность).

• ст. 123 (Незаконное производство аборта);

В 2005 году приговором Казанского районного суда Тюменской области по ст. 123 УК РФ (Незаконное производство аборта) осуждена врач-гинеколог. Она приговорена к лишению свободы сроком на девять месяцев с лишением права заниматься один год медицинской деятельностью.

• ст. 124 (Неоказание помощи больному);

В феврале 2009 года Уссурийский суд Приморского края признал врача городской больницы виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 124 УК РФ и приговорил к двум годам лишения свободы условно за отказ в госпитализации больному, который впоследствии скончался. Врач, находясь на дежурстве в Уссурийской городской больнице, при поступлении в приемное отделение мужчины с предварительным диагнозом “закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушибленная рана лба” отказал пострадавшему в госпитализации.

READ
Куда жаловаться, если не убирают в подъезде

• ст. 235 (Незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью);

В июле 2008 года Тверской суд Москвы осудил на три года условно врача-косметолога, испортившего внешность телеведущей Оксаны Пушкиной. Врач была признана виновной по статьям 235 и 238 УК и приговорена к трем годам лишения свободы условно. Однако ее сразу же амнистировали по случаю 100-летия Госдумы.

Кроме вышеперечисленных статей в отдельных случаях в отношении медработников применяются статьи УК РФ 292 (Служебный подлог) и 293 (Халатность). Стоит отметить, что помимо специализированных составов возможно применение широкого спектра квалификаций деяний медиков по общеуголовным преступлениям. Отдельно хотелось бы отметить, что в марте 2009 г. Госдума исключила из УК РФ пункт об уголовной ответственности медиков за нанесение здоровью вреда средней тяжести по неосторожности, приняв сразу во втором и третьем чтениях соответствующие поправки в статью 124 УК РФ “Неоказание помощи больному”. Внесенные в УК изменения фактически выводят из-под уголовной ответственности медиков, если в результате врачебной ошибки больным был причинен не слишком большой вред. Думцы полагают, что положение об ответственности врачей за причинение вреда средней тяжести никогда не работало.

Материальная ответственность

В соответствии с Основами законодательства об охране здоровья в России существуют три вида системы здравоохранения — государственная, муниципальная и частная. Право возмещения материального ущерба и морального вреда, нанесенного пациенту во время оказания ему некачественной медицинской помощи, в России закреплено статьями 1064-1101 ГК РФ; ст. 14-17 закона “О защите прав потребителей”; ст. 66, 67, 69 “Основ законодательства в Российской Федерации об охране здоровья граждан”. Вред — это всякое умаление какого-либо блага или охраняемого законом интереса. Вред делят на имущественный (материальный, включая физический вред) и моральный. Убытки — денежная оценка причиненного вреда. Моральный вред — физические и нравственные страдания (ст. 151 ГК РФ). Возмещению подлежит утраченный заработок (доход), который гражданин имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии.

Вот тут то и возникают проблемы. В нашей стране до сих пор существует система двойных стандартов, что очень осложняет определение размера возмещения материального вреда. Каким образом предусмотрено определение компенсации морального вреда вообще не понятно. По крайней мере, закон такого определения не имеет. Размер компенсации определяется только судом, и руководствуется в своем решении определением – “разумность и справедливость, характер и степень страданий, степень вины причинителя” (1101 ГК РФ).

При самом благоприятном исходе для пострадавшего (вина доказана, суд выигран, у ответчика есть деньги) судебная оценка стоимости врачебной ошибки представляет небольшие суммы, не покрывающие затраты на сбор доказательств, юридическую помощь и потраченное время в процессах.

В итоге…

Можно обвинять врачей в халатности и врачебных ошибках, можно говорить о низком уровне подготовки медицинских работников и недостаточном финансировании медицины в общем, можно использовать рецепты народной медицины — однако это не изменит ситуацию. Ясно одно, проблема не должна перерасти в “охоту на ведьм”. Она должна стать крайней точкой, от которой необходимо в кратчайшие сроки пересмотреть всю законодательную систему в области медицины. При этом надо четко понимать, что закон должен защищать не только пациентов, но и врачей. На сегодняшний день на рассмотрении в Правительстве Российской Федерации находится проект “Концепции развития здравоохранения Российской Федерации до 2022 года”, в соответствии с которой к числу первоочередных задач отнесено совершенствование законодательства в сфере здравоохранения, в том числе, разработка законов “О правах пациентов” и “О страховании профессиональной ответственности медицинских работников”. Насколько эффективной будет проводимая работа в этой области, мы сможем судить в ближайшие годы.
Сергей Перов,
аналитик Право.Ru

В законодательстве требуется продумать и выработать единые критерии оценки действий медицинских работников, допустивших ошибку в своей медицинский деятельности. Многообразие специальных условий в которых возникают профессиональные ошибки в медицинской деятельности затрудняют на практике юридическую оценку медицинских ошибок. Следует заметить, что при доказывании в суде наличия или отсутствия вины медицинского работника и следовательно, наличие факта причинения вреда и порядка его возмещения пациенту, важное значение имеют медицинская документация, заполняемая медицинским работником в процессе оказания услуг пациенту. Ненадлежащее ее оформление истолковывается судом в пользу пациента, даже если факт причинения вреда остается под вопросом [8, С. 42].

Ссылка на основную публикацию