ГПК РФ объединение дел в одно производство

Ответчик по групповому иску обязан сообщить суду о наличии или об отсутствии в других судах аналогичных самостоятельных исков.

К вопросу о групповых исках

Вступивший в силу с 01.10.2019 года закон о групповых исках (ФЗ от 18.07.2019 г. №191-ФЗ) невольно поднимает вопрос о том, какое место он должен занять в системе коллективных форм защиты, известных отечественной правовой системе.

До его принятия таких форм насчитывалось ровно четыре:

1. Модель соучастия (ст.40 ГПК РФ, ст. 46 АПК РФ), являющаяся традиционным инструментом объединения требований отдельных лиц, связанных единством спорного правоотношения или основания предъявляемого иска. Данная модель, в-целом, опирается на классическую конструкцию личного иска, ибо позволяет каждому из соистцов самостоятельно и независимо от прочих соучастников участвовать в процессе, хотя и допускает назначение единого представителя для отстаивания общих интересов (ч.3 ст. 40 ГПК РФ, ч.3 ст.46 АПК РФ). Преимущества данной модели очевидны, однако также очевидны и ее недостатки: в условиях, когда истцовая группа разрастается до значимых в количественном отношении переделов, возникают проблемы «процессуального менеджмента». Как обеспечить возможность непосредственного участия в разбирательстве всем членам группы и при этом обеспечить его быстроту и эффективность? Мало того, что каждому необходимо предоставить слово и дать возможность заявить процессуальные ходатайства (а затем разрешить их), надо найти зал судебных заседаний, который вмещал бы в себя всех заинтересованных лиц. На первый взгляд, данная проблема может быть решена достаточно просто: если процесс становится неподъемным, суд вправе воспользоваться предоставленным ему полномочием и произвести разъединение заявленных требований, рассматривая каждое из них индивидуально (ч.3 ст.151 ГПК РФ, п.5 ч.1 ст.135 АПК РФ). Однако, применение такого механизма имеет целый ряд отрицательных побочных эффектов: во-первых, разделение требований влечет мультипликацию дел и увеличение судебной нагрузки, во-вторых, оно создает избыточное «процессуальное давление» на ответчика, который лишается возможности разом покончить с выставленными против него исковыми притязаниями и вынужден участвовать не в одном, а в целой серии процессов по тождественным (в широком смысле) спорам.

2. Модель иска в защиту неопределенного круга лиц (статья 45, 46 ГПК РФ), которая дает возможность прокурору, государственным органам, общественным объединениям и гражданам подавать иски в защиту коллективных интересов без индивидуализации группы лиц, в отношении которой ищется защита. Примеры использования данной конструкции хорошо известны: иск прокурора и/или иных заинтересованных лиц о запрете деятельности, создающей опасность для окружающих (статья 1065 ГК РФ), иски государственных органов, общественных объединений и граждан о возмещении экологического вреда (статьи 5, 6, 11, 12 ФЗ «Об охране окружающей среды»), иски в защиту прав потребителей (статья 46 Закона РФ «О защите прав потребителей»). Эта модель существенно отличается от первой, ибо не требует персонификации лиц, входящих в защищаемую группу, что существенно упрощает менеджмент процесса – его ведет инициатор иска, полностью независимый в реализации своих процессуальных прав. Однако такое положение вещей приводит и к целому ряду ограничений. Во-первых, данная процессуальная форма оказывается неспособной обслужить те способы защиты, в рамках которых производится удовлетворение индивидуальных требований материально заинтересованных лиц (например, требований из статьи 18 Закона о защите прав потребителей – при предъявлении потребительского иска). Для достижения этой цели пострадавшие лица должны возбудить самостоятельные производства и, хотя их процессуальное положение существенно облегчается ввиду споспешествующей удовлетворению их требований преюдиции, говорить о сокращении судебной нагрузки в полной мере не приходится. Во-вторых, страдают интересы ответчика – отклонение иска, предъявленного в защиту неопределенного круга лиц, не погашает индивидуальные иск субъектов, входящих в соответствующий «круг». Поскольку в коллективном процессе их фигуры остаются не персонифицированы, они не могут быть связаны отрицательным для них решением (в том числе, и его отрицательной преюдицией) – иначе бы нарушалось принадлежащее им право на судебную защиту, закрепленное статьей 46 Конституции РФ. А если так, победа ответчика в коллективном споре не гарантирует успеха в череде процессов, которые могут возбудить против него индивидуальные жалобщики, хотя бы их иски и основывались на том же самом фактическом составе, на котором был основан иск в защиту коллективного интереса. Наконец, использование данной формы коллективной защиты возможно лишь по специальному указанию закона, о чем прямо говорит статья 46 ГПК РФ, что делает подобные разбирательства «нечастым гостем» в залах отечественных судов.

READ
Чем занимается кадастровый инженер?

3. Модель индивидуального иска в защиту группового интереса со «стягивающим эффектом», закрепленная в пункте 2 статьи 65.2 (возмещение причиненных корпорации убытков, признание сделки корпорации недействительной или применении последствий недействительности сделки) и в пункте 6 статьи 181.4 (оспаривание решения гражданско-правового сообщества) ГК РФ. Особенность данной формы защиты заключается в том, что иск одного субъекта, принадлежащего к соответствующей группе (участники корпорации, участники гражданско-правового сообщества), обладает провокационным характером по отношению к иным членам группы – они должны либо присоединиться к заявленному инициатором требованию (по модели соучастия или по модели группового иска – см.п.4), либо «замолчать навеки», утрачивая право на инициирование самостоятельного процесса (за исключением ситуаций, когда им удастся обосновать уважительность причины своего пассивного поведения). В последнем случае принадлежащее им требование «поглощается» первоначальным иском, инициатор которого эвентуально защищает не только свой, но и объективно существующий интерес иных членов корпорации (гражданско-правового сообщества), не выразивших желание участвовать в возбужденном деле. В рамках данной конструкции решается, во-первых, целых ряд проблем процессуального менеджмента – отказ от вступления в процесс, по сути, означает либо индифферентность неприсоединившихся участников к исходу дела, либо их доверие инициатору процесса как надлежащему «представителю» их интересов. В любом случае, непосредственного участия всех участников гражданско-правового сообщества (число которых может быть достаточно большим) в процессе, не требуется, при том, что законная сила судебного решения будет распространена и на них (право на судебную защиту при этом не умаляется, ибо возможность присоединиться к процессу они имели). Во-вторых, учитывается интерес ответчика в ослаблении на него процессуального давления – эффект «стягивания» отвращает опасность предъявления в его адрес множества идентичных исков отдельных членов гражданско-правового сообщества. Последний аспект имеет принципиальное значение, ибо позволяет бороться с процессуальными злоупотреблениями (неудивительно, что данная конструкция появилась именно в лоне корпоративного права в качестве меры по борьбе с «рейдерством», одним из инструментов которого являлось предъявление множества исков участников к хозяйственным обществам и «погребение» жертвы под валом судебных тяжб). В-третьих, эффект «стягивания» служит и публичным интересам, уменьшая число индивидуальных исков и, следовательно, разгружая суды. Недостатком же регулирования является фрагментарность использования данного инструмента: применительно к отдельным категориям дел, прямо поименованным в законе.

4. Модель группового иска со «стягивающим эффектом», которая до 01.10.2019 была закреплена в главе 28.2 АПК РФ, и которая допускала предъявление индивидуальных требований нескольких лиц, вытекающих из одного правоотношения, в едином процессе при условии, что число лиц, присоединившихся к иску было не менее пяти (часть 1 статьи 225.10 АПК РФ). Закрепленная в АПК РФ модель претендовала на решение целого ряда озвученных проблем:

(а) повышение эффективности процессуального менеджмента – ведение процесса поручалось инициатору, иные участники группы, наделенные ограниченным спектром процессуальных прав, были, по большей части, «невидимы» для суда и не создавали помех для нормального хода дела;

(б) предъявление иска, как группового, стало возможным для широкого круга дел – законодатель не вводил каких-либо закрытых перечней;

(в) иск инициатора имел «стягивающий эффект» – лица, объективно входившие в состав определенной заявителем группы, должны были либо присоединиться к заявленному требованию, либо «замолчать навеки». То есть инструментарий был нацелен на то, чтобы самыми решительными мерами защитить ответчика и суд от необходимости участия в рассмотрении серии идентичных дел, единственным различием между которыми была бы фигура конкретного истца.

Вместе с тем, вскоре обнаружился и целый ряд существенных недочетов регулирования. Больше всего вопросов вызывало предусмотренное процессуальным законом требование о том, чтобы групповой спор вытекал из одного и того же правоотношения, в то время как потребность в коллективных формах защиты существует и там, где речь идет об осуществлении разных притязаний, объединенных лишь единством основания, либо попросту – однородностью. Кроме того, групповой иск был недоступен судам общей юрисдикции, что, при объективной потребности в оном, сподвигло Пленум ВС РФ (п.31 Постановления от 23.06.2015 №25) на допущение данного средства защиты в общегражданский процесс по аналогии (редчайший, если не единственный, случай, когда аналогия используется для преодоления пробела не в норме, а в целом институте процессуального права).

READ
Пенсионный фонд в Иванове

В этой связи очевидно, что новый закон, прежде всего был призван исправить отмеченные недостатки, т.е. расширить случаи применения последней (четвертой) модели защиты коллективных интересов, введя соответствующее регулирование в ГПК и устранив требование об идентификации группы лиц через единство спорного материального правоотношения.

Насколько законодатель преуспел в том, чтобы создать непротиворечивый и цельный взгляд на групповую форму защиты? Не претендуя на полноту раскрытия проблем, обозначим лишь несколько вопросов, которые встают при чтении нового закона.

1). “Группа лиц” – целый ряд вопросов вызывают критерии, вводимые законодателем для идентификации коллектива в качестве группы лиц и являющиеся по большей части дискреционными (ч.1 ст.224.20 ГПК РФ, ч.1 ст.225.10 АПК РФ). Так, одним из таких критериев является единство способа защиты, испрашиваемой членами группы. Вместе с тем, известно, что одноименные способы защиты зачастую регулируются различными нормами права, что может быть проиллюстрировано на примере договора купли-продажи некачественного товара. В зависимости от того, кто выступает заявителем (субъект предпринимательской деятельности или гражданин-потребитель) требования о ремонте, замене товара, возмещении убытков и т.д. будут подчинены действию различных правовых режимов: нормам главы 30 ГК РФ или законодательству о защите прав потребителей). Будет ли это препятствием для вступления в процесс, возбужденный потребителями, организаций, которые хотят применения идентичной меры к нарушителю и, с точки зрения требований ГПК РФ (ч.2 ст.244.20) могут составлять единую группу лиц с обычными гражданами? Либо своеобразие правового режима их требований будет иметь заградительный эффект, заставляя их искать защиты в арбитражных судах?

Указанный вопрос можно поставить и в сугубо процессуальной плоскости: могут ли организации вступить в групповой процесс, возбужденный гражданами в общегражданском суде, если с точки зрения норм о компетенции судов их индивидуальный иск подлежал бы рассмотрению в судах арбитражных? Является ли ч.2 ст. 244.20 ГПК РФ нормой, изменяющей «подведомственность» их требований? Либо для отстаивания своих интересов в групповом порядке они создать свою группу и инициировать производство в рамках арбитражной юрисдикции.

Далее, законодатель допускает создание «группы лиц» на стороне истца, забывая, что потребность в коллективной защите может иметь место и на стороне ответчика (вспоминаем классический пример о том, кто является ответчиком по иску о признании недействительным решений собрания жильцов многоквартирного дома). Помимо этого, необходимость в групповом менеджменте процессуальной деятельности может возникнуть и при вступлении в групповой процесс третьих лиц, возможность чего прямо допускает новый закон (напр., ч.2 ст. 244.23 ГПК РФ, ч.2 ст. 225.10-2 АПК РФ). Что делать, если число лиц, несогласных с предъявленным требованием, превышает установленные пределы (20 – для общегражданских судов, и 5 – для арбитражных)? Могут (должны) ли они также сформировать собственную «группу», «предводительствуемую» единым представителем, либо такой возможности у них нет, и мы опять сталкиваемся с необходимостью вести процесс с необозримым числом участников? Ответа на данный вопрос закон не дает.

Наконец, каково соотношение «группы лиц» и принципа диспозитивности: кто в конечном итоге определяет качественные характеристики группы – заявитель или суд? Связан ли в этом отношении суд волеизъявлением истца, отраженном в исковом заявлении (ч.1 ст.244.21 ГПК РФ), либо он (суд) вправе изменить первоначальные критерии, если видит, что под них не подпадает целый ряд потенциально заинтересованных в групповой защите субъектов (например, в рамках полномочий, зафиксированных в ч.1 ст.244.26 ГПК РФ)?

2). “Процессуальный менеджмент” для упрощения разбирательства вводится фигура «представителя», «предводителя» группы – то есть того лица, который действует от имени группы в процессуальных отношениях. Однако его статус точно не определен. В частности, возникает вопрос обладает ли такой субъект возможностью осуществлять от имени группы т.н. распорядительные права (напр., право на заключение мирового соглашения, изменения предмета и основания требований), которые в обычном процессе могут быть реализованы представителем только при наличии у него специальных полномочий? Либо для этого он должен заручиться специальным согласием каждого из «представляемых» им субъектов? Вопрос остается открытым.

READ
Реклама на автомобиле: законно ли это

С другой стороны, возникает вопрос, насколько продуманным является алгоритм принятия групповых решений, зафиксированный кодексами – простое большинство голосов (см., напр. ч.8 ст.244.24 ГПК РФ). Насколько такой подход является оптимальным с учетом того, что требования различных субъектов могут отличаться между собой весьма значительно в количественном отношении (может быть для этих случаев следовало бы установить правила пропорционального, а не абсолютного равенства). Вообще, представляется, что законодатель еще до конца не отрефлексировал то, что, вводя групповую защиту, он по сути породил новый феномен – гражданско-правовое сообщество, созданное для достижения процессуальных целей, в связи с чем следовало бы более подробно урегулировать возникающие здесь «квазикорпоративные отношения», как между «равнопорядковыми» участниками группы, так и между ними и их представителем («квазиисполнительным органом»).

3). “Стягивающий эффект” – закон предусматривает две разновидности стягивающего эффекта: «жесткий» (арбитражная модель), когда неприсоединение к коллективному процессу приводит к погашению индивидуального требования (ч.7 ст.225.16 АПК РФ), и «мягкий» (общегражданская модель), когда неучастие в процессе имеет лишь суспензивное значение – рассмотрение индивидуальных дел приостанавливается. Это вызывает целый ряд вопросов: является ли подобное регулирование взвешенным как в принципе (можно ли принуждать кого-то на вступление в сообщество), так и с точки зрения отмеченной дифференциации между двумя моделями.

Возможность «вынырнуть» из-под жесткого эффекта закреплена законом лишь для исключительных случаев – неприсоединившееся лицо должно обосновать уважительность причин своего пассивного поведения. Возникает вопрос, а какая причина должна считаться уважительной, – в частности, может ли неприсоединившееся лицо сказать: «я не хотел участвовать в том процессе, поскольку не хотел доверять ведение своих дел его инициатору, профессиональная репутация которого слаба, либо небезупречна»? Должен ли суд благосклонно относиться к подобного рода доводам?

4). “Повторный групповой процесс” – могут ли неприсоединившиеся к первоначальному групповому процессу лица (что возможно с т.з. мягкого связывающего эффекта, закрепленного в ГПК РФ) создать новое объединение лиц и повторно воспользоваться групповыми средствами защиты (применительно к тем требованиям, которые могли быть заявлены в первоначальном деле)? Либо групповой процесс всегда уникален и в распоряжении тех лиц, которые не воспользовались правом на вступление в него, остаются лишь индивидуальные средства защиты?

Приведенный перечень проблем является далеко не исчерпывающим. Ответы же на поставленные вопросы должны быть даны в ближайшее время юридическим сообществом или судами.

Свою лепту в данный дискурс постараемся внести и мы: я, мои коллеги с кафедры, а, главное – студенты Юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, в ходе предстоящего обсуждения нового закона на заседании кружка гражданского процесса, которое состоится 03 декабря 2019 года. Надеюсь, что обсуждение принесет свои плоды, и нам будет что предложить вниманию постоянных читателей портала Закон.ру.

Комментарий к Статье 151 ГПК РФ

1. Статья 151 ГПК РФ, предусматривающая возможность соединения и разъединения нескольких исковых требований, нашла свое отражение в главе, относящейся к стадии подготовки дела к судебному разбирательству, в отличие от ГПК РФ РСФСР 1964 г., где правило о соединении и разъединении исковых требований было помещено в главу, касающуюся предъявления иска. Такая перестановка представляется обоснованной, поскольку в большинстве случаев соединение, а тем более разъединение требований происходит именно в стадии подготовки и является одним из подготовительных действий судьи в этой стадии процесса (п. 4 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ), что способствует достижению целей гражданского судопроизводства. При опросе истца по существу исковых требований судья должен установить наличие у него других связанных между собой требований к тому же ответчику или к другим ответчикам с целью их соединения для совместного рассмотрения.

Соединение исковых требований возможно по инициативе истца (ч. 1 ст. 151 ГПК РФ), а также по инициативе суда (ч. 4 ст. 151 ГПК РФ). Особыми случаями соединения различных требований для совместного рассмотрения в одном производстве выступают:

READ
Можно ли удерживать алименты по заявлению сотрудника?

– соединение первоначальных требований истца и требований третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора;

– соединение требований истца и требований ответчика по встречному иску. Например, одновременно с иском о расторжении брака может быть рассмотрен встречный иск ответчика о признании брака недействительным (п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 05.11.1998 N 15 “О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака” (в ред. от 06.02.2007));

– соединение нескольких исковых требований, когда судья выходит за пределы заявленных истцом требований в случаях, предусмотренных федеральным законом. Например, в п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 27.05.1998 N 10 “О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей” (в ред. от 06.02.2007) содержится указание на необходимость в делах об ограничении родительских прав рассматривать и разрешать вопрос о взыскании алиментов на ребенка с родителей (одного из них) либо усыновителей. Согласно п. 3 ст. 70 СК РФ при рассмотрении дела о лишении родительских прав суд решает и вопрос о взыскании алиментов на ребенка, независимо от того, предъявлен ли такой иск.

Во всех случаях соединения нескольких исковых требований основанием является их взаимная связь между собой. Судья при объединении однородных дел, в которых участвуют одни и те же стороны, либо дел по искам одного истца к различным ответчикам или различных истцов к одному ответчику должен, во всяком случае, учитывать мнение сторон. Учитывая, что соединение или разъединение нескольких исковых требований производится по инициативе суда и при условии, что это будет способствовать правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, срок рассмотрения выделенного требования (требований) следует исчислять со дня начала течения срока по первоначально заявленному требованию, а при объединении дел в одно производство срок рассмотрения такого дела исчисляется со дня наиболее раннего начала течения срока по одному из объединенных дел (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 27.12.2007 N 52).

Часть 1 ст. 151 ГПК РФ предоставляет истцу право на соединение нескольких исковых требований. Так, истец вправе в иске о защите чести, достоинства и деловой репутации наряду с опровержением порочащих сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением. С иском об установлении отцовства целесообразно предъявление требования о взыскании алиментов. В исковом заявлении могут быть объединены требования о признании права собственности на имущество и исключение его из описи. С иском о восстановлении в родительских правах может быть рассмотрен иск того же лица о передаче ему ребенка и др.

Соединение требований для совместного рассмотрения возможно и в делах особого производства. Например, если заявителем поданы в суд заявления об установлении нескольких фактов, имеющих юридическое значение, все эти заявления могут быть объединены и рассмотрены в одном производстве, однако другие требования в этом же производстве рассматриваться не могут. В делах об усыновлении ребенка заявители могут просить суд о записи их в качестве родителей ребенка, а также об изменении даты и места рождения ребенка (ст. 270 ГПК РФ).

Таким образом, соединение требования для совместного рассмотрения в одном производстве возможно по инициативе суда, истца, заявителя, ответчика, третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора.

В случае соединения в одном производстве нескольких требований или принятия судом к рассмотрению встречного иска либо иска третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, в резолютивной части решения должно быть сформулировано, что именно постановил суд по каждому исковому требованию.

2 – 3. Помимо соединения исковых требований законом предусмотрена и возможность их разъединения (ч. 2 и 3 ст. 151 ГПК РФ). Судья вправе выделить одно или несколько из соединенных истцом требований в отдельное производство, если признает, что раздельное рассмотрение требований будет способствовать правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела. Такое выделение возможно, например, если в деле о расторжении брака заявлено требование о взыскании алиментов на детей, однако другая сторона оспаривает запись об отце или матери в актовой записи о рождении.

READ
Договор купли-продажи права аренды помещения

4. При соединении и разделении нескольких исковых требований следует руководствоваться новым правилом, закрепленным в ч. 4 ст. 22 ГПК РФ, согласно которому при обращении в суд с заявлением, содержащим несколько связанных между собой требований, из которых одни подведомственны суду общей юрисдикции, другие – арбитражному суду, дело подлежит рассмотрению и разрешению в суде общей юрисдикции, если разделение требований невозможно. В случае, если возможно разделение требований, судья выносит определение о принятии требований, подведомственных суду общей юрисдикции, и об отказе в принятии требований, подведомственных арбитражному суду. Таким образом, критериями соединения и разъединения нескольких требований выступают взаимная связь требований, целесообразность и выполнение общей задачи гражданского судопроизводства – правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел (ст. 2 ГПК РФ).

Действия судьи по соединению или разъединению исковых требований должны быть отражены в определении, которое не подлежит обжалованию, так как не преграждает дальнейшего движения дела и законом такое определение прямо не названо в качестве объекта частного обжалования.

Рассмотрение судом заявления об объединении

Заявление можно подать на любой стадии гражданского дела, начиная с момента принятия и заканчивая удаления суда в совещательную комнату. Но следует учитывать один нюанс. Если суд уже выяснил все обстоятельства по делу, исследовал доказательства и готов принять решение, он вряд ли будет соединять это дело с другим. Ведь тогда весь процесс нужно будет проводить с самого начала. Поэтому заявление лучше подать пораньше.

Вопрос об объединении дел суд решит в судебном заседании. При разрешении ходатайства он выслушает позиции лиц, участвующих в деле, и исследует материалы дел, заявленных к объединению. Разрешает объединение дел суд путем вынесения определения. Такое определение обжалованию не подлежит. При положительном разрешении вопроса в судебном заседании рассмотрение дела будет отложено для выполнения технических деталей, привлечения других лиц, из соединяемого дела и извещения всех участников процесса.

Судебная практика и законодательство — ГПК РФ. Статья 151. Соединение и разъединение нескольких исковых требований

Определением Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от 7 октября 2015 г. на основании части 4 статьи 151 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дело по первоначальному иску Попова М.Г. и встречному иску Голомазовой Л.И. объединено в одно производство с делом по иску Пирогова И.Ф. для совместного рассмотрения.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Г.Н. Шустов оспаривает конституционность статей 131 “Форма и содержание искового заявления”, 132 “Документы, прилагаемые к исковому заявлению” и 151 “Соединение и разъединение нескольких исковых требований” ГПК Российской Федерации.

При определении подсудности первоначального иска Танько А.В. и встречного иска Пономарева К.А. суду надлежало учитывать, что в случае установления на этапе подготовки дела к судебному разбирательству того, что в случае заключения истцом какого-либо договора без ведома и согласия должника для недобросовестного изменения подсудности дела, суд выделяет требование в отношении должника в отдельное производство и передает его в соответствующий суд согласно общим правилам о подсудности (часть 2 статьи 33, часть 3 статьи 151 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), поскольку в этом случае изменение истцом подсудности спора свидетельствует о злоупотреблении им процессуальными правами (часть 1 статьи 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Гражданское процессуальное законодательство устанавливает, что в исковом заявлении должно быть указано требование истца к ответчику и обстоятельства, на которых истец основывает свое требование (статьи 131, 151 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В связи с этим предметом иска является то конкретное материально-правовое требование, которое истец предъявляет к ответчику и относительно которого суд должен вынести решение по делу. Основанием же иска являются фактические обстоятельства, с которыми истец связывает свое материально-правовое требование к ответчику.

Гражданское процессуальное законодательство устанавливает, что в исковом заявлении должно быть указано требование истца к ответчику и обстоятельства, на которых истец основывает свое требование (статьи 131, 151 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В связи с этим предметом иска является то конкретное материально-правовое требование, которое истец предъявляет к ответчику и относительно которого суд должен вынести решение по делу. Основанием же иска являются фактические обстоятельства, с которыми истец связывает свое материально-правовое требование к ответчику.

READ
Продолжительность больничного после аппендицита

Определением Центрального районного суда г. Воронежа от 24 марта 2014 г. на основании части 4 статьи 151 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дела по искам Гамовой Н.М. объединены в одно производство для совместного рассмотрения.

Гражданское процессуальное законодательство определяет, что в исковом заявлении должно быть указано требование истца к ответчику и обстоятельства, на которых истец основывает свое требование (статьи 131 и 151 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В связи с этим, предметом иска является то конкретное материально-правовое требование, которое истец предъявляет к ответчику и относительно которого суд должен вынести решение по делу.

Гражданское процессуальное законодательство устанавливает, что в исковом заявлении должно быть указано требование истца к ответчику и обстоятельства, на которых истец основывает свое требование (статьи 131, 151 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В связи с этим, предметом иска является то конкретное материально-правовое требование, которое истец предъявляет к ответчику и относительно которого суд должен вынести решение по делу.

Гражданское процессуальное законодательство устанавливает, что в исковом заявлении должно быть указано требование истца к ответчику и обстоятельства, на которых истец основывает свое требование (ст. ст. 131, 151 ГПК РФ). В связи с этим, предметом иска является то конкретное материально-правовое требование, которое истец предъявляет к ответчику и относительно которого суд должен вынести решение по делу.

При этом требование о возмещении убытков, возникших в результате незаконных действий (бездействия) государственного органа, органа местного самоуправления или должностных лиц этих органов, может быть заявлено после вступления в законную силу решения суда о признании недействительным акта государственного органа, органа местного самоуправления или должностного лица (глава 23 ГПК Российской Федерации). Возможно объединение в одном иске требований о признании недействительным акта государственного органа, органа местного самоуправления, а также о возмещении убытков, возникших у граждан или юридических лиц в результате издания подобного акта, и рассмотрение обоих требований в одном производстве. Суд вправе, если посчитает нецелесообразным совместное рассмотрение, разъединить требования и рассмотреть их раздельно (статья 151 ГПК Российской Федерации) (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 4 июня 2009 года N 1005-О-О).

3.2.3. Выделенное в соответствии со ст. 151 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) дело отражается в отчете как поступившее в том отчетном периоде, в котором произошло выделение. Результаты по каждому из этих дел отмечаются в соответствующих графах и строках.

В случаях, когда требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения имущественных или иных прав, именно заинтересованному лицу в силу присущего гражданскому судопроизводству принципа диспозитивности принадлежит право выбирать, обращаться ли ему в суд с соответствующим иском одновременно с требованием о защите нарушенных прав или по отдельности (статьи 3, 131 и 151 ГПК Российской Федерации). При этом требование о компенсации морального вреда, как правило, предъявляется в суд заинтересованным лицом одновременно с требованием, из которого оно вытекает, а потому возможность его удовлетворения не может не зависеть от установления судом в том же судебном процессе оснований для удовлетворения основного требования.

Комментарий к Ст. 151 ГПК РФ

1. В ст. 151 налицо ряд новелл по сравнению со ст. 128 ГПК 1964 г.:

1) они обязывают судью учитывать мнение сторон при решении вопроса об объединении дел в одно производство для совместного рассмотрения и разрешения (ч. 2);

2) теперь вопросы соединения, разделения нескольких исковых требований разрешаются в стадии подготовки дела к судебному разбирательству (а не при принятии искового заявления).

2. Анализ правил ч. 1 ст. 151 позволяет сделать ряд выводов:

а) истец вправе соединить в исковом заявлении несколько требований, если они связаны между собой. Связь эта бывает разнообразной: могут совпадать ответчики, основания иска, истец может обосновывать эти требование одними и теми же доказательствами и т.д.;

б) если в заявлении соединено несколько самостоятельных, хотя и связанных друг с другом требований, то цена иска определяется их общей суммой (ст. 91, см. коммент. к ней).

READ
Потерпевший в уголовном процессе: права и обязанности

3. Применяя правила ч. 2 ст. 151, нужно обратить внимание на следующие обстоятельства:

а) судья (исходя из соображений целесообразности, но с учетом необходимости полного и всестороннего рассмотрения всех обстоятельств дела) вправе по собственной инициативе выделить (в процессе подготовки дела к рассмотрению в суде см. коммент. к ст. 148, 150 ГПК) одно или несколько из соединенных истцом требований в отдельное производство. При этом он выносит определение, в котором указывает мотивы, которыми он руководствовался (см. коммент. к ст. 224, 225 ГПК);

б) систематическое толкование правил ст. 88, 93, 131, 132 ГПК (см. коммент. к ним) и ст. 151 позволяет сделать вывод о том, что сумма госпошлины (уплаченная истцом при соединении нескольких требований) возврату не подлежит, а выделенные в отдельное производство требования считаются оплаченными госпошлиной (однако при увеличении исковых требований недостающая сумма пошлины доплачивается — ст. 92 ГПК).

4. Специфика правил ч. 3 ст. 151 состоит в том, что:

а) они применяются в случае, когда требования предъявлены:

несколькими истцами к одному ответчику;

одним истцом к нескольким ответчикам;

несколькими истцами к нескольким ответчикам;

б) они дают судье право, если он признает, что раздельное рассмотрение требований будет способствовать правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела:

выделить одно или несколько требований в отдельное производство. При этом речь идет не только об однородных требованиях (чем, кстати, правила ч. 2 и 3 отличаются от правил ч. 1, которые охватывают только связанные между собой требования);

вынести определение об этом в момент принятия искового заявления. Однако впоследствии (когда суд уже приступил к разбирательству дела) такое определение вправе принять только суд (или судья, единолично рассматривающий дело по существу, — см. коммент. к ст. 23 ГПК).

5. Особенности правил ч. 4 ст. 151 состоят в следующем:

а) они применяются постольку, поскольку:

в производстве данного суда имеются одновременно несколько однородных дел (например, дела о выплате зарплаты за различные месяцы 2003 г., дела о взыскании алиментов с одного гражданина, дела о возмещении вреда здоровью, причиненного в ходе одного и того же ДТП);

в упомянутых однородных делах участвуют одни и те же стороны;

в производстве суда одновременно имеется несколько дел (не обязательно являющихся однородными) по искам:

1) одного и того же истца к двум и более ответчикам;

2) двух и более истцов к одному и тому же ответчику;

б) они дают право судье объединить указанные выше дела в одно производство. При этом указанные дела должны рассматриваться совместно;

в) они применяются и в случаях, когда одно (или несколько) дело уже рассматривается судом, и в это время подается новое исковое заявление: законодатель, употребив словосочетание «в производстве данного суда имеется несколько однородных дел», подтверждает правомерность такого вывода;

г) не следует руководствоваться правилами ст. 151 ситуации, когда в производстве суда имеется дело по спору между теми же сторонами о том же предмете и по тем же основаниям (см. коммент. к ст. 222 ГПК).

Основания для объединения судебных дел в одно производство

Согласно части 4 статьи 151 Гражданского процессуального кодекса РФ судья, установив, что в производстве данного суда имеется несколько однородных дел, в которых участвуют одни и те же стороны, либо несколько дел по искам одного истца к различным ответчикам или различных истцов к одному ответчику, с учетом мнения сторон вправе объединить эти дела в одно производство для совместного рассмотрения и разрешения, если признает, что такое объединение будет способствовать правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела.

То есть объединение судебных дел в одно производство осуществляется при наличии одновременно следующих обстоятельств:

    • в производстве одного суда находится несколько однородных дел;
    • в этих однородных делах одинаковый состав участников (пусть даже и с разными процессуальными статусами – истцов, ответчиков, третьих лиц);
    • объединение этих дел будет способствовать правильному и своевременному рассмотрению и принятию судебного постановления.

    Например:

    Иванов (собственник 1/3 доли квартиры) подал в суд иск к Петрову о признании права собственности на принадлежащую Петрову 1/3 долю квартиры. В качестве третьего лица к участию в процессе привлечен Сидоров, которому в данной квартире принадлежит оставшаяся 1/3 доля.

    Одновременно с этим судебным делом, в том же районном суде рассматривается иск Сидорова к Иванову о признании за Сидоровым права собственности на 1/3 долю, принадлежащую Иванову в этой же квартире. При этом Петров привлечен к участию в деле в качестве третьего лица.

    Если суд удовлетворит иск Сидорова к Иванову, то Иванов, в свою очередь, может утратить право требования по своему иску к Петрову.

    Таким образом, оба судебных дела являются однородными, в них совпадает состав участников, в связи с чем объединение этих двух дел в одно судебное производство может привести к их более правильному и быстрому рассмотрению.

    Объединено в одно производство может быть любое количество судебных дел, без каких-либо ограничений.

    Объединение гражданских дел в одно судебное производство возможно на любой стадии судебного процесса, но только до принятия судом решения, и только в отношении действующих судебных производств. То есть нельзя объединить в одно производство дела, если по одному из них было принято определение о прекращении производства, об оставлении иска без рассмотрения, или уже было принято судебное решение.

    Ответы на уточнение:

    В данном случае соединение исков невозможно. Так как дела рассматриваются в разных судах. Кроме того, иски не связаны с друг с другом.

    Сам по себе факт того, что участвуют одни и те же стороны не дает такую возможность для объединения исков.

    Кроме того, самому ответчику право объединения исков не предоставлено.

    Данное право предоставлено законом суду. Но из вопроса нет оснований для этого.

    ГПК РФ Статья 151. Соединение и разъединение нескольких исковых требований.

    Перед судом надо ходатайствовать. А суд в рамках полномочий, предусмотренных ст. 151 ГПК РФ будет решать объединять дела или нет.

    Объединяет дела суд. Ответчик может ходатайствовать об объединении, но если дела в производстве разных судов, это невозможно: не предусмотрено законом.

    Ходатайствовать о привлечении третьего лица ответчик может.

    Это право истца, а не ответчика и в одном суде и однородные и с теми же лицами. По ходатайству. Третье лицо можно, , ст.ст.42,43 ГПК РФ

    1. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судом первой инстанции судебного постановления по делу, если оно может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, за исключением права на изменение основания или предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, а также на предъявление встречного иска и требование принудительного исполнения решения суда.

    С 25.10.2019 ч. 1 ст. 43 дополняется абз. 2 (ФЗ от 26.07.2019 N 197-ФЗ). См. будущую редакцию.

    О вступлении в дело третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, выносится определение суда.

    2. При вступлении в процесс третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, рассмотрение дела в суде производится с самого начала.

    1. Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, могут вступить в дело до принятия судебного постановления судом первой инстанции. Они пользуются всеми правами и несут все обязанности истца.

    В отношении лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, судья выносит определение о признании их третьими лицами в рассматриваемом деле или об отказе в признании их третьими лицами, на которое может быть подана частная жалоба.

    2. При вступлении в дело третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, рассмотрение дела производится с самого начала.

    Распределение судебных расходов

    Лицо, которое ведет дело по групповому иску, вправе заключить в нотариальной форме соглашение, которое определяет порядок несения его сторонами судебных расходов (соглашение группы лиц).

    Если истцы проигрывают дело, то суд решает вопрос о возмещении ими судебных расходов ответчика по общим правилам (гл. 7 ГПК РФ), после чего распределяет судебные расходы в соответствии с названным соглашением.

    Если истцы выигрывают дело, то суд действует по аналогичному алгоритму, то есть принимает решение о возмещении им ответчиком судебных расходов, после чего распределяет возмещаемую сумму между участниками в соответствии с соглашением.

    Когда такое соглашение заключено, все требования о его изменении или расторжении могут быть предъявлены только в суде.

    ФЗ от 18.07.2019 № 191-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

    При наличии каких оснований арбитражный суд может отказать в удовлетворении ходатайства об объединении дел в одно производство

    Основаниями для отказа в объединении дел в одно производство служат: отсутствие однородности и взаимной связи рассматриваемых дел; различный субъектный состав участников спора; отсутствие риска принятия противоречащих друг другу судебных актов; окончание рассмотрения одного из дел по существу (либо вынесение иного итогового судебного акта) (ч. ч. 2, 2.1, 4 ст. 130 АПК РФ).
    Согласно ч. 2 ст. 130 АПК РФ арбитражный суд первой инстанции вправе объединить несколько однородных дел, в которых участвуют одни и те же лица, в одно производство для совместного рассмотрения.
    В силу ч. 2.1 ст. 130 АПК РФ арбитражный суд первой инстанции, установив, что в его производстве имеются несколько дел, связанных между собой по основаниям возникновения заявленных требований и (или) представленным доказательствам, а также в иных случаях возникновения риска принятия противоречащих друг другу судебных актов, по собственной инициативе или по ходатайству лица, участвующего в деле, объединяет эти дела в одно производство для их совместного рассмотрения.
    Соответственно, основополагающими критериями для удовлетворения ходатайства об объединении дел в одно производство служат:
    — однородность дел, об объединении которых ходатайствует участник спора (включая основания возникновения требований и представленные доказательства);
    — идентичность субъектного состава, в первую очередь сторон спора;
    — наличие риска принятия противоречащих друг другу судебных актов.
    При недоказанности этих обстоятельств ходатайство удовлетворению не подлежит.
    Вопрос об объединении дел в одно производство может быть решен по усмотрению суда и является правом, а не обязанностью арбитражного суда, который при его решении должен руководствоваться принципом целесообразности для выполнения задач арбитражного судопроизводства, перечисленных в ст. 2 АПК РФ (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 25.02.2020 N Ф01-8759/2020 по делу N А82-6114/2019).
    Следовательно, право оценки доказательственной базы, которая, по мнению лица, участвующего в деле, подтверждает обстоятельства, свидетельствующие об однородности арбитражных дел, принадлежит суду, рассматривающему ходатайство об объединении арбитражных дел в одно производство (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 03.04.2019 N Ф04-791/2019 по делу N А75-6427/2018 (Определением Верховного Суда РФ от 06.08.2019 N 304-ЭС19-11842 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке кассационного производства данного Постановления)).
    Объединение дел в одно производство должно быть направлено на эффективное отправление правосудия, а именно — на обеспечение быстрого и правильного, с меньшими затратами сил и средств разрешения спора.
    Как разъяснено в Постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 25.11.2020 N Ф03-4948/2020 по делу N А73-9144/2018, объединение дел в одно производство допустимо в тех случаях, когда по характеру требований, их взаимосвязи, наличию общих доказательств будет выявлена возможность более быстрого и правильного разрешения спора.
    Под целесообразностью в рассматриваемом случае следует понимать наиболее полное и своевременное достижение ведущей задачи судопроизводства — осуществление защиты прав и законных интересов участников спора.
    Таким образом, при отсутствии процессуальной целесообразности ходатайство об объединении дел в одно производство не может быть удовлетворено.
    Так, при рассмотрении соответствующего ходатайства суд устанавливает:
    — действительную связь двух и более дел и идентичность оснований возникновения заявленных требований;
    — тождественность сторон спора;
    — не повлечет ли такое объединение затягивание рассмотрения дела и нарушение прав сторон на рассмотрение дела в разумные сроки;
    — насколько объединение дел будет являться оправданным для участников спора и суда.
    Между тем только лишь наличие взаимной связи дел и совпадение правовых обоснований не является единственным условием для решения вопроса об объединении дел в одно производство и не свидетельствует о возможности принятия противоречащих друг другу судебных актов.
    Ходатайство об объединении дел в одно производство, не содержащее убедительной аргументации относительно процессуальной целесообразности такого действия применительно к конкретному спору, не подлежит удовлетворению.
    Само по себе волеизъявление стороны, выраженное в просьбе об объединении нескольких дел без должной мотивировки, основанием для такого объединения не является. На лицо, ходатайствующее об объединении дел, возложена обязанность убедить суд в эффективности рассмотрения в одном процессе нескольких материально-правовых требований с учетом имеющихся возражений другой стороны, исходя из характера спора, объема доказательств и физической возможности их оценки.
    Так, например, не может быть признано целесообразным объединение дел в одно производство по спорам, возникшим из договора энергоснабжения о взыскании долга за множество периодов, учитывая специфику данных споров, разногласия сторон относительно методик исчисления, существенной сложности расчетов и оценки доказательств, представленных в значительном объеме (Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.08.2020 N 11АП-8435/2020 по делу N А55-36625/2019).
    Отсутствие идентичности споров является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении ходатайства об объединении дел в одно производство.
    Идентичность споров в контексте ст. 130 АПК РФ предполагает одинаковые обстоятельства, положенные в основу исковых требований, а также тождественный предмет спора. Само по себе возникновение нескольких исков в рамках, например, одного договора поставки не свидетельствует о целесообразности их совместного рассмотрения.
    Так, например, бесперспективно ходатайствовать об объединении в одно производство дел о взыскании задолженности по договору поставки и о взыскании в рамках этого же договора убытков, поскольку эти требования имеют иной предмет, другие правовые и фактические основания, касаются иного круга доказательств, предполагают установление различных обстоятельств и их исследование (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.12.2017 N Ф07-12952/2017 по делу N А56-83137/2016 (Определением Верховного Суда РФ от 19.03.2018 N 307-ЭС18-294 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке кассационного производства данного Постановления)).
    Кроме того, по делам с различными предметами, основаниями и обстоятельствами не могут быть приняты противоречащие друг другу решения.
    Различный субъектный состав в равной степени является основанием для отказа в удовлетворении заявленного ходатайства, поскольку очевидно, что иные участники дела вправе представить доказательства в обоснование своих доводов и возражений, отличающиеся от тех, которые приведены сторонами в рамках другого дела (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.05.2017 N 09АП-17657/2017-ГК по делу N А40-18785/17-111-169).
    Согласно ч. 4 ст. 130 АПК РФ объединение дел в одно производство допускается до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в арбитражном суде первой инстанции.
    Соответственно, ходатайство об объединении дел в одно производство не может быть удовлетворено в случае окончания рассмотрения по существу другого дела и завершения его рассмотрения (либо прекращения производства по делу, оставления иска без рассмотрения).
    Определение суда об отказе в удовлетворении ходатайства об объединении дел в одно производство может быть обжаловано в суд апелляционной инстанции в течение десяти дней (ч. 7 ст. 130 АПК РФ).

    Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!

    Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
    Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!

    В тех же случаях, когда разделение требований возможно, судья своим определением принимает требования, подведомственные суду общей юрисдикции, и отказывается принимать требования, подведомственные арбитражному суду. Таким образом, в качестве критериев соединения и разъединения требований выступают взаимосвязь и целесообразность требований, а также своевременное и правильное рассмотрение и разрешение гражданских дел (статья 2 ГПК РФ).

Ссылка на основную публикацию